Стремление Гитлера любой ценой взять Сталинград обескровило нацистскую армию

«Когда нервы уже на пределе, остается только сказать „Не могу больше“ и застрелиться. Он должен был застрелиться».